Александрой михайловной коллонтай. Александра михайловна коллонтай биография. Александра Коллонтай и Павел Дыбенко.

Имя: Александра Коллонтай (Александра Домонтович)

Дата рождения: 31 марта 1872 г.

Возраст: 79 лет

Дата смерти: 9 марта 1952 г.

Место рождения: Петербург, Российская империя

Деятельность: революционерка, государственный деятель, дипломат, первая женщина-министр в истории

Семейное положение: была разведена

Из-за ее интенсивного участия Александра была арестована на условиях шпиона и измены. Коллонтай считался одним из первых социал-демократов, которые были арестованы из-за антивоенной пропаганды. Эта позиция кабинета сделала Коллонтай первой женщиной в России, чтобы иметь правительственный офис.

Своей работой в меняющейся революции в качестве члена коммунистического кабинета Александра продолжала настаивать на проблемах, которые обременяли женщин и детей, и ее рекомендации и рекомендации были направлены на то, чтобы сформировать все вопросы, касающиеся женщин, с которыми сталкивается партия. Она выступает за равенство в правах и выражении женщины в отношении мужчин. Коллонтай бросил вызов роли пола в повседневной жизни, часто ссылаясь на феминистские идеалы, которые она относила к сердцу.

Александра Коллонтай: биография

Александра Михайловна Коллонтай - революционерка первой волны, Нарком государственного призрения, посол СССР в Скандинавии и Мексике.

Александра родилась 19 марта 1872 года в Санкт-Петербурге в семье генерала от инфантерии Михаила Алексеевича Домонтовича, украинца по происхождению. Отец Александры участвовал в военной кампании против Венгрии, отличился в Крымской войне. Михаил Алексеевич состоял в Географическом обществе, писал работы по военной истории, год прослужил на посту губернатора Тырновской губернии.

Она утверждала, что феминизм не является понятием полной власти или разделения от людей. Коллонтай верил в идею женщины как законченного я, социально независимого и равного мужчине во всех отношениях. Она считала, что это тоже, как и любой революционный вопрос, станет необходимой частью партийного программирования. Однако, благодаря силе и заявлению своих идеалов, Коллонтай позже ушел с этой должности из-за конфликта с мужчинами-членами партии. На этом посту Коллонтай работал над улучшением торговли между Россией и Норвегией.

Ее усилия привели к подписанию торгового соглашения в Москве в Коллонтайе, которое занимало должность посланника в течение трех лет. Это был важный шаг в истории, потому что, будучи женщиной, она была не только первой, кто занимал одни из самых видных должностей, но также имел большее влияние на законодательство, которое когда-либо было. С раннего возраста она отказалась согласиться на то, что общество должно было над ней. Она призвала женщин взять на себя ответственность не только за свои права и знания, но и за своих детей.



Мать будущей революционерки, финская подданная Александра Масалина-Мравинская, была намного младше мужа, но за ее плечами уже был первый брак. От предыдущего союза у нее осталась дочка Евгения Мравинская, прославившаяся в качестве оперной певицы. Дед по материнской линии, имея крестьянские корни, создал компанию по лесозаготовке, на чем и разбогател.

Это была ее надежда и цель - принести революцию и свободу не только на индивидуальном уровне, но и через эмансипацию семейной единицы как субъекта, необходимого для социального благосостояния. Она оставила после себя тяжелый труд и поддержку рабочего класса. Одной из вещей, о которой она больше всего помнит, является ее влияние на феминистское движение своего времени. Она сочувствовала рабочему классу и борьбе, с которыми они сталкивались изо дня в день. Коллонтай боролся с стереотипами и традиционными ролями женщин в свое время, чтобы продвигать развитие общества.

Шура появилась на свет, когда отцу было уже 42 года, поэтому с Михаилом Алексеевичем у нее сложились самые теплые отношения. Генерал привил дочери любовь к истории, географии, политике. Глядя на отца, девочка училась мыслить аналитически. Родители позаботились о лучшем домашнем образовании для дочери. К концу учебы Шура свободно изъяснялась на французском, английском, финском, шведском, норвежском и немецком.

Она тесно сотрудничала с Коммунистической партией России, меняя роль женщин в партии и становясь лидером и мотиватором в своих писаниях и речах. Ее опыт и достижения, как женщина, социал-демократическая революция и феминистка, были яркими, и многие из ее идеалов помнят среди самых влиятельных глав коммунистического программирования. Александра Михайловна Коллонтай была русской революционной, феминисткой и первой советской женщиной-дипломатом.

Александра Коллонтай родилась в Санкт-Петербурге в семье русского генерала и аристократа Михаила Домонтовича и Александры Масалиной-Мравинской, дочери богатого финского торговца лесами. Идеи Домонтовича были более либеральными, чем идеи большинства его присутствующих, но, будучи государственным военнослужащим, у него не было возможности их развить. Тем не менее семя для будущих идей Коллонтай было посажено ее родителями. Позднее Коллонтай написал с изумлением необычность брака своих родителей, который привел пример любви, которая нарушала принятые нормы; Мать Коллонтай должна была оторваться от брака, чтобы жениться на Михаиле.



В 16 лет Александра сдала необходимые экзамены экстерном и получила диплом гувернантки. Строгая мать посчитала дальнейшее образование излишним, и девушка увлеклась живописью. Помимо творческих занятий юная барышня посещала балы, на которых, по мнению родителей, она должна была подыскать себе достойного жениха. Но своевольная Александра не желала выходить замуж по расчету, хотя и пользовалась невероятным успехом у представителей высшего общества.

Коллонтай в основном воспитывался слугами и обучался дома. Девушка долгое время занималась немецким, английским и французским языками и читала книги в библиотеке своего отца. Летом ее семья переехала в свое дедское поместье в Кууса, в Истхем Карелии в Финляндии. Коллонтай проснулся через чтение. В Финляндии тогдашняя часть Российской империи Коллонтай познакомилась с жизнью фермеров и фермерских хозяйств Рабочие ее родители пытались устроить для нее брак, когда ей было 16 лет, но молодая Александра решительно выступала против этой идеи, используя несостоявшийся брак ее матери в качестве аргумента.

В середине 90-х годов Александра увлеклась народовольческим движением, девушка симпатизировала революционным идеям еще с детства, по примеру учительницы М. И. Страховой. После того, как Александра практически против воли родителей вышла замуж за бедного дальнего родственника Владимира Коллонтая и переехала из отчего дома, девушка почувствовала себя свободной. Молодая женщина стала пропадать на тайных собраниях, которые устраивала ее новая знакомая Елена Дмитриевна Стасова, ближайшая подруга и .

Ее истинное желание заключалось в учебе за границей, но вместо этого она осталась дома и начала писать Однако она в конце концов влюбилась в молодого капитана инженеров по имени Владимир Коллонтай. Однако внутренний образ жизни доказал, в тюрьме, как для способного и плодородного ума Александры. Она стала ссылаться на Владимира как на своего «тирана» и стремления к «восстанию против тирании любви».

Александра Коллонтай и Павел Дыбенко

Любовь в это время казалась клеткой. Петербург, она отплыла от популистской склонности, развившейся в ее детстве, к возвышению марксизма. Благодаря этой деятельности она была вовлечена в общественную и тайную работу с Политическим Красным Крестом, организацией, созданной для оказания помощи политическим заключенным.



Александре Коллонтай доверили стать посыльной. Девушка рисковала жизнью и именем, отправляясь в неблагополучные кварталы с посылками, запрещенной литературой. Романтика революции быстро захватила молодую женщину, и она забросила все домашние заботы. В свободное время Коллонтай изучала труды Ленина и .

Под знаменем женской эмансипации

Когда Коллонтай увидел ужасные условия жизни и труда в основном женщин-текстильщиков, она рассердилась. Позже она сказала: «Женщины, их судьба, заняли меня всю мою жизнь; женская партия подтолкнула меня к социализму». Позднее в том же году она стала активнее проводить листовки и сбор средств в поддержку массового текстильного забастовки, потрясшего святой. За всю оставшуюся политическую карьеру Коллонтай сохранил свои связи с женщинами-текстильщиками святой.

Между тем, когда ее брак с Владимиром ухудшился, она обратилась к марксизму за советом и поддержкой. Аналогия между рабочими, порабощенными капиталистами и женщинами, подчиняется. мужчины казались очевидными для Коллонтай. Аргумент с Владимиром и ее политическими понятиями все встал на свои места. Теперь она увидела, какова была ее цель. Александра Коллонтай помогла бы рабочим и, что более важно, женщинам, освободиться от социальных сетей. Однако, будучи естественным полемистом Коллонтай большую часть времени проводил в университете Цюриха, оспаривая взгляды своего учителя.

В 1898 году Александра решается на переезд за границу, чем полностью разрушает свой брак. В Швейцарии молодая революционерка поступает в столичный университет, ее наставником становится профессор Генрих Геркнер, теоретик экономики. Он рекомендует талантливой неординарной студентке отправиться в Англию для знакомства с основателями Лондонской школы экономики и лидерами партии лейбористов Сиднеем и Беатрис Веббами.

Ее отец тайно финансировал свои исследования в области марксизма, а позже помог ей скрыть незаконные революционные брошюры из полиции, в то время как ее муж благодушно согласился прекратить их короткий брак и поднять своего сына, Мишу, когда она решила стать революционером в полный рабочий день и посвятить себя уничтожению привилегии того класса, в котором она родилась.

Александра Михайловна Коллонтай - цитаты

Диссидентская работа для социал-демократов. Она уже читала Маркса и Ленина, но в Цюрихе она познакомилась с взглядами Карла Каутского и Розы Люксембург. В «Жизни финских рабочих» Коллонтай, на которую потребовалось три года, было исследование условий жизни и работы финского пролетариата, а также привлекло большое внимание среди революционных кругов.



Вернувшись на два года в Россию, Александра становится членом Российской Социал-демократической рабочей партии. По партийному поручению революционерка вновь отправляется зарубеж, где произошло еще одно знаменательное событие для Александры. В 1901 году в Женеве она познакомилась с легендарным русским революционером Георгием Плехановым.

Подпольная революционная деятельность

Через год она присоединилась к Леону Троцкому, настаивая на более позитивном отношении к вновь возникшим Советам и единстве партийных фракций. Блестящий оратор, свободно владеющий несколькими языками, стал всемирно известным агитатором Немецкой социал-демократической партии, путешествующим в Англию, Данию, Швецию, Бельгию и Швейцарию в период до Первой мировой войны.

Тем временем Александра начала пропагандировать идею конкретного рабочего женского движения. Лениным, затем в изгнании в Швейцарии. В течение следующих нескольких лет ее жизнь была вихрем деятельности. Как рассказала ее биографы, она имеет мерцающую интенсивность мелодраматического немого фильма. Петербург был переименован в Петроград, потому что считалось, что святой.

Революция

В 1903 году на II съезде РСДРП возник раскол между членами партии, в результате образовалось два крыла: большевики с Владимиром Лениным во главе и меньшевики, которых возглавил Юлий Мартов. В меньшевистскую партии вошли Плеханов и Коллонтай. Но через 11 лет Александра поменяла взгляды и встала под знамена большевистского крыла.

В одной из своих статей того времени Коллонтай писала: «Лучший залог безопасности тыла - привлечение работниц в наши ряды. Просветить отсталые массы пролетарок… сплотить их под коммунистическим знаменем - вот наша очередная задача»

В этот период она присоединилась к другим активистам-женщинам, которые настаивали на том, чтобы большевики и профсоюзы уделяли больше внимания женщинам-работницам и помогали организовывать забастовку рабочих в городе в Петрограде. Временно она была заключена в тюрьму Временным правительством и выпущена под залог ряда российских интеллектуалов, в том числе писателя Максима Горького.



Во время Первой Социалистической революции 1905 года, которая потерпела поражение, Коллонтай поддерживала работающих женщин, распространяя брошюру «Финляндия и социализм». После разгрома революционеров, убегая от преследования и возможной ссылки, революционерка скрывалась за границей. Коллонтай не сидит на одном месте, она налаживает связи с социал-демократами Дании, Швеции, Финляндии, Великобритании, Франции, Норвегии.

Александра Коллонтай: биография

На втором Всероссийском съезде Советов она была избрана Народным комиссаром социального обеспечения в новом советском правительстве. В Министерстве социального обеспечения она была встречена с забастовкой вместе с другими комиссарами. Как сказал Джон Рид в 10 дней, которые потрясли мир, писал: Со слезами текли по ее лицу, Коллонтай арестовал забастовщиков и конфисковал ключи от офиса и сейфа, но когда она получила ключи, было обнаружено, что бывший министр Временного правительства, Графиня Панина, ушла со всеми средствами.

В Германии Александре удается подружиться с лидерами коммунистической партии Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом. Революционеры помогают перебраться новой соратницей в Швецию, когда Германия объявляет о начале Первой Мировой войны.



После депортации сомнительной революционерки из Стокгольма переселяется в Данию. С этого момента Коллонтай окончательно сближается с большевиками.

Как комиссар, Коллонтай был основным организатором ухода за детьми, профессиональной подготовки, коллективных кухонь, бесплатного ухода за беременными и детским питанием. Она помогла написать многие из ранних советских законов, легализующих аборт, развод, контроль над рождаемостью и гомосексуализм. Концепция незаконности была изгнана. И Советская Россия была одной из первых стран, которые предоставили женщинам права голоса.

По дороге в Швецию ее судно потерпело кораблекрушение, и делегация была едва спасена приземлением на Аландских островах, которые принадлежали Финляндии, которая была в настоящий момент раздираемой острой борьбой между белыми и красными. По ее возвращении она возражала против ратификации Брестского договора и, в противовес тому, что она считала поставкой Финляндии в белый террор, она ушла из правительства.

Наладив связь с немецкой разведкой и получив доступ к неограниченным денежным средствам, большевики становятся лидерами революционного движения 1917 года в России. Но Временное правительство после февральских событий успевает арестовать Александру за шпионаж в пользу Германии.

Заочно на VI съезде партии Коллонтай принимают в члены ЦК. Отважная активистка стала первой женщиной, вошедшей в орган власти большевиков, наряду со , Свердловым , Лениным, Зиновьевым, Каменевым, Бухариным.

Она была делегатом Первого съезда Коммунистического Интернационала, президента Политического управления Крымской Республики, комиссара пропаганды и агитации для Украины и активиста новообразованной женской секции ЦК Коммунистической партии Партия, в которой она, Инесса Арманд и Надежда Крупская играли важную роль. Женотдель работал над улучшением условий жизни женщин, борьбой с неграмотностью и обучением женщин новым законам о браке, образовании и трудовой деятельности, созданным Революцией. часто связанных с такими широко известными событиями, как легализация абортов, доступность пособий на развод и материнство.



Ленин, который также преследуется Временным правительством, в это время скрывается на тайных квартирах. К осени Коллонтай уже покидает тюрьму и участвует в заседаниях партии, на которых принимается решение о вооруженном восстании.

Революция совершается 25 октября, и уже в течение 2 дней создается основной орган власти – Совнарком, в котором Коллонтай поручается должность Наркома госпризрения. По сути это должность министра, на которой революционерка продержалась до начала весны 1918 года.

Посол СССР

В 1922 году был создан Советский Союз. Молодое государство нуждалось в мировом признании, поэтому на должности дипломатов подбирались люди с опытом работы за границей и со связями в европейских социал-демократических партиях. Александру Коллонтай по ее просьбе правительство назначило скандинавским послом. «Валькирия революции» направляется в Норвегию, где добивается политического признания СССР, параллельно налаживая торговые связи между странами.

В 1926 году Коллонтай назначают представителем Союза в Мексике, но, не выдержав жаркого климата, который негативно влияет на работу сердца, Александра вновь переводится в Осло.



С 1930 по 1945 год, являясь представителем СССР в Швеции, Коллонтай совершает ряд дипломатических побед. Александре Михайловне в ходе переговоров удается предотвратить введение шведских войск на территорию Союза в ходе Финской кампании, а в 1944 году Коллонтай убеждает Финляндию выйти из войны, что значительно ускорило продвижение советских войск на территорию Европы.



Все политические связи со скандинавским миром были в руках отважной женщины, поэтому Сталин не трогал ее во время проведения политических чисток. К тому же, Вождь народов относился к революционерке с юмором, не воспринимая Коллонтай как серьезного противника, постоянно подшучивал над ней. В свою очередь Александра Михайловна полностью поддерживала политику Иосифа Виссарионовича.

Личная жизнь

Александра Коллонтай, как истинная революционерка, в стремлении к идеалу свободы шла до конца, поэтому тема свободной любви была для нее актуальна с молодых лет. Еще будучи совсем юной, Александра настояла на собственном выборе жениха, которым оказался дальний родственник Владимир Коллонтай. Родители всячески препятствовали этому браку, а богатые и состоятельные мужчины, такие как генерал Иван Тутолмин, сын генерала Драгомирова, предлагали руку и сердце. Но волю девушки никому не удалось сломить.



Свадьба состоялась в 1893 году, и уже через год в семье родился сын Миша. Больше у Коллонтай детей не было. Оторвавшись от родительского присмотра, Александра попадает под влияние революционеров, чем разрушает семью. В 1898 году молодая женщина решается на побег в Европу и навсегда оставляет мужа и сына. Брак между Александрой и Владимиром был расторгнут лишь в 1916 году, но фамилию революционерка не поменяла.

Став свободной женщиной, Коллонтай погрузилась в череду любовных романов, длительных и мимолетных. Ее мужчинами становились знаменитые политические деятели младше ее, так как сама Александра всегда выглядела значительно моложе своего возраста.

В личной жизни Коллонтай провозгласила "теорию стакана воды", которая основывалась на том, что любовь нужно дарить каждому, кто в ней нуждается. Коллонтай не была автором этого постулата, но только его ярким воплощением. Продолжительное время «валькирия революции» встречалась с Александром Гавриловичем Шляпниковым, бывшим соратником Ленина.



Но в 1917 году судьба свела Шуру с молодым революционером-моряком Павлом Дыбенко, за которого Коллонтай вышла замуж. Запись о браке Коллонтай и Дыбенко стала первой в книге учета гражданских актов. Отношения не продлились долго, на этот раз по причине неверности Павла. Это было не удивительно, так как военный был младше жены на 17 лет. Поэтому в 1922 году Александра сжигает мосты и уезжает за границу.

В Норвегии революционерка знакомится с французским подданным Марселем Яковлевичем Боди. Но советское правительство вмешалось в отношения дипломата и молодого француза, и пара рассталась.



В конце 20-х годов Александра Михайловна наконец вспоминает о сыне, которого по сути воспитала чужая женщина, вторая жена Владимира Коллонтай. Революционерка устраивает Михаила вначале в Берлинское представительство, а затем в посольство СССР в Лондоне и Стокгольме. Коллонтай заботится о внуке Владимире, который родился в 1927 году.

Смерть

Накануне окончания Великой Отечественной Войны Коллонтай не выдержала перегрузок, и у нее случился инсульт. На этом политическая биография Александры Михайловны в качестве государственного деятеля была окончена. В середине марта 1945 года дипломат была доставлена из-за границы в Москву, где начала реабилитацию.



Семь лет Коллонтай была прикована к инвалидной коляске и проживала уединенно в собственной квартире на Малой Калужской улице. Частичная парализация тела не мешала Александре Михайловне выполнять функции консультанта по вопросам внешней политике: в МИДе ценили ее опыт. Умерла Коллонтай 9 марта 1952 года от инфаркта, который случился во сне. Могила революционерки находится на Новодевичьем кладбище.

Первая в мире жещина-посол. С 1923 года полномочный и торговый представитель в Норвегии, с 1926 - в Мексике, с 1927 - полномочный представитель в Норвегии, в 1930-1945 - посланник, а затем посол СССР в Швеции. Ее имя овеяно легендами. Одна из самых загадочных женщин советской России. До глубокой старости сводила с ума мужчин.


Есть такие женщины, которым Бог не дал таланта быть хранительницей семейного очага. Хотя, казалось бы, всем остальным природа их наградила: и красотой, и грацией, и обаянием, и умением любить, и умом... Но желанием создать семейный уют Шурочка Коллонтай была обделена так же, как бывает иногда человек начисто лишен слуха или голоса.

Александра Михайловна Домонтович (Коллонтай) родилась 1 апреля 1872 года в богатом трехэтажном особняке в семье полковника генерального штаба. Женился он лишь в сорок лет, на женщине с тремя детьми, которая ушла от мужа. Так что Шура была ее четвертым ребенком, но для отца - первым и любимым. В девочке перемешалась русская, украинская, финская, немецкая и французская кровь.

Воспитание она получила домашнее, но экзамены на аттестат зрелости в петербуржской мужской гимназии сдала лучше многих гимназистов.

Ей было шестнадцать, она обожала танцевать, и ее любимым партнерам по танцам был Ванечка Драгомиров. Они были признаны на балах самой блистательной парой. Ей казалось, что она влюблена, но когда Ваня попытался ее убедить, что они должны быть вместе навеки, Шурочка подняла его на смех. Ваня пустил себе пулю в сердце.

Некоторое время спустя блистательный адъютант императора Александра III сорокалетний генерал Тутолмин просил руки Шуры Домонтович, но получил решительный отказ. Отправляясь по делам в Тифлис, отец взял Шуру с собой. Здесь она проводила время с троюродным братом - черноволосым красавчиком и весельчаком, молодым офицером Владимиром Коллонтаем. Говорили они о политике и о социальной несправедливости, читали Герцена. Владимир покорил сердце и ум юной красавицы. Шура вернулась в столицу, но Коллонтай приехал следом и поступил в Военно-инженерную академию. Родители мечтали о другой партии для дочери и не разрешили видеться влюбленным, что, естественно, только разогрело страсть. Чтобы охладить дочь, отец отправил ее развеяться в Париж и Берлин под присмотром ее сводной сестры. Но переписка между влюбленными не прекращалась, а в Европе Шура узнала про профсоюзы, Клару Цеткин, "Коммунистический манифест", - про все то, что в России было запретным. И именно сладость запретного плода заставила ее заявить: выхожу замуж за Коллонтая!

Они были счастливой и красивой парой. Муж был мягок и добр, старался во всем ей угождать, он был горазд на выдумки и забавы. Упрекнуть его было не в чем, но она хотела чего-то другого. Чего? Она сама не знала. Шура начала работать в публичной библиотеке, где собирались столичные вольнодумцы. Ее сыну, Мише, не исполнилось еще и полугода, а его мать, нахватавшись первых сведений о том, что не все в этом мире гармонично и справедливо, уже была одержима жаждой участвовать в избавлении человечества от вселенского зла. Но пока она ставила перед собой цели попроще. Например, выдать замуж ближайшую подругу Зою Шадурскую за друга мужа офицера Александра Саткевича. Ради этого она даже придумала жить "коммуной", пригласив и Зою, и Саткевича в свой дом. Надо сказать, что в средствах молодая семья не была стеснена - отец выделил замужней дочери значительное содержание. Вечерами собирались вчетвером, читали вслух социальную публицистику, отобранную Шурой. Зоя слушала страстно, Саткевич внимательно, муж, зевая. Заходили новые друзья хозяйки дома - учителя, журналисты, артисты - и до хрипоты спорили о политике.

Саткевич не пленился Зоей, но зато хозяйка дома полностью и безраздельно завладела его чувствами. Образовался мучительный любовный треугольник. С этого времени Шуру Коллонтай начали безраздельно волновать проблемы свободы любви, семейного счастья, долга, возможности любви к двоим мужчинам. Она теоретизировала, но ни на что не могла решиться. Ей нравились оба. Зоя ушла из "коммуны" и снимала квартиру, где Шура тайно встречалась с Саткевичем. Наконец, она покинула супружескую квартиру, сняла комнаты для себя, сына и няни, но вовсе не для того, чтобы расторгнуть брак с Коллонтаем и вступить в новый. Она не хотела семейного уюта, дом ей нужен был, чтобы делать дело - читать и писать. Саткевич был в ее квартире желанным, но редким гостем.

13 августа 1898 года Шура Коллонтай отправилась за границу, оставив сына на попечение родителей. Ей было двадцать шесть.

Коллонтай выбрала Швейцарию, чтобы получить образование. Но она заболела нервным расстройством, уехала в Италию,"где писала статьи для газет и журналов, которые никто не печатал. Нервное расстройство усилилось, врачи посоветовали вернуться домой. Тогда она в последний раз попыталась жить нормальной женской жизнью в семье. Муж заболел, она ухаживала за больным. Но роль заботливой жены ей наскучила, а возобновившиеся свидания с Саткевичем ставили перед ней неразрешимые проблемы. Коллонтай уехала в Швейцарию.

Она записалась в семинар профессора Геркнера, много читала, ее статьи появились в солидных журналах. Она писала о Финляндии - о проектируемых реформах, об экономике, о рабочем движении, и стала авторитетным экспертом по этой стране. Шура быстро приобретала новые связи: подружилась с Розой Люксембург, с Плехановым и его женой. Изредка она приезжала в Петербург, встречалась с другом, но не с мужем. Мать умерла, сын жил с дедом. Саткевич мечтал жениться на Шурочке, потому что гражданский брак для полковника был неприемлем. Но она была категорически против. Она уже приспособилась к другой жизни. Она познакомилась с Каутским и Лафаргами, стала знатоком русского рабочего движения и специалистом по Финляндии.

Когда умер отец, возникло множество бытовых проблем. Ей в наследство перешло имение, которое приносило большие доходы, позволявшие безбедно жить в Европе. Ей нужны были деньги, но заниматься их добыванием, обременять себя финансовыми отчетами не хотелось. Она поручила все дела по имению Саткевичу. К тому времени к их отношениям привыкло даже строгое начальство полковника, и Шура и Александр уже ни от кого не таились. Дом отца продали, Коллонтай сняла хорошую квартиру, верная подруга Зоя жила с ней в качестве домработницы. Она готовила, стирала, гладила и шила, а кроме того, писала для газет очерки, фельетоны, рецензии. Шура Коллонтай предпочитала только творчество: она была уже автором трех книг по социальным проблемам, много писала о женском движении, о пролетарской нравственности, которая придет на смену буржуазной.

В 1905 году А. Коллонтай обнаружила в себе еще один талант - талант оратора. Включившись в агитационную работу нелегалов, она с пафосом выступала на рабочих собраниях. На одном из них она познакомилась с соредактором первой легальной газеты социал-демократов в России Петром Масловым, которого отчаянно критиковал Ленин. Пухленький, рано начавший лысеть русский экономист произвел на Шуру неизгладимое впечатление. Она говорила только о нем, и Петр Маслов - степенный, расчетливый - бросился в омут любви, хотя и состоял в законном браке.

Маслов получил возможность прочитать цикл лекций в Германии. Коллонтай приехала на учредительный съезд социал-демократов в Мангейм, где круг ее знакомых в высшей элите европейской социал-демократии значительно расширился. Но, главное, в Берлине, где она остановилась на несколько дней, ее ждал Маслов. А в Петербурге Петр смертельно боялся огласки, тайные свидания радости не приносили. Но популярного экономиста снова пригласили в Германию, а Коллонтай - на конгресс Интернационала. Личное сочеталось с общественным.

Тем временем бурная революционная деятельность Коллонтай не осталась без внимания властей. Ее арестовали, но выпустили под залог. Пока она укрывалась у писательницы Щепкиной-Куперник, друзья приготовили ей заграничный паспорт, и она сбежала. Ее разлука с Петербургом на этот раз растянулась на восемь лет. Вскоре за ней последовал Петр Маслов, правда, ему пришлось взять с собой семью. Тайная любовь продолжилась в Берлине. Но Шура, как и большинство русских эмигрантов, не могла усидеть на одном месте. Для Коллонтай домом была она сама, крыша над головой и стол для работы. Но, главное, она великолепно знала несколько европейских языков и легко адаптировалась в любой стране.

Роман с Петром Масловым начал тяготить Шуру Коллонтай, поскольку превратился в тривиальный адюльтер, а о браке с ним она и слышать не хотела. Она уехала в Париж, сняла комнату в скромном семейном пансионе. Но Петр бросился за Шурой, прихватив, как всегда, свое семейство. Он приходил к ней каждый день, но ровно в половине десятого торопился домой. Ее это угнетало.

На траурном митинге у могилы Лафаргов Коллонтай заметила на себе пристальный взгляд молодого мужчины - прямой, открытый, властный взгляд. После похорон он подошел, похвалил ее речь, поцеловал ручку. "Он мне мил, этот веселый, открытый, прямой и волевой парень", - писала она немного позже. Тогда они долго бродили по городу, зашли в бистро. Она спросила, как его зовут. Александр Шляпников, революционер-пролетарий. Ночью он привез ее в пригород, в скромный дом для малоимущих, где снимал убогую комнату. Ему было двадцать шесть, ей - тридцать девять. Утром последовали объяснение и разрыв с Петром Масловым. Решили с Санькой уехать в Берлин, но она еще задержалась в Париже: прибыл муж, Владимир Коллонтай. Не читая, Шура подписала заготовленные его адвокатом документы о разводе, где всю вину брала на себя. Теперь ее бывший муж мог спокойно жениться на любимой женщине, с которой давно жил и которая любила их с Шурой сына Мишу.

Коллонтай писала Зое, что безмерно счастлива с новым другом. Только с ним она по-настоящему почувствовала себя женщиной. Теперь, живя с пролетарием, она считала, что стала лучше понимать жизнь и проблемы рабочих. Шляпников выполнял ответственные поручения Ленина, поэтому не часто бывал дома. Когда же им удавалось подольше жить вместе, Шура замечала, что друг начинает ее раздражать. Мужчина, который при всей непритязательности все-таки требовал минимального ухода и внимания, был обузой. Он мешал ей работать, писать статьи и тезисы лекций. Имение давало все меньше денег.

Мировая война застала Коллонтай с ее сыном, Мишей, в Германии. Они вместе отдыхали в это лето в курортном городке Коль-груб. Их арестовали, но через два дня ее выпустили, так как она была врагом того режима, с которым Германия вступила в войну. С трудом удалось вызволить Мишу, и они выехали из страны. Шура отправила сына в Россию, а сама уехала в Швецию, где был в то время Шляпников. Но из Швеции ее выслали за революционную агитацию без права возвращения когда-либо. Выгнали навсегда. Она остановилась в Норвегии. Наезжавший иногда Шляпников тяготил ее, кроме того, Саткевич сообщил о своей женитьбе. Ее это расстроило. Сказывались и долгая разлука с Россией, и бездеятельность. У нее началась депрессия, она писала о своем одиночестве и ненужности. И в этот момент ее пригласили с лекциями в США, к тому же сам Ленин поручил ей перевести его книгу и попытаться издать в Штатах. Коллонтай выполнила его задание, да и лекции имели бешеный успех. Она объехала 123 города, и в каждом прочитала по лекции, а то и по две. "Коллонтай покорила Америку!" - писала газета.

Она устроила Мишу, через своих знакомых, на военные заводы США, что освободило его от призыва в действующую армию. Мать решила поехать вместе с сыном. Шляпников хотел присоединиться - она не позволила ему. Это был разрыв.

Коллонтай находилась в Норвегии, когда в России царь отрекся от престола. Ленин сам написал Шуре, чтобы она спешно возвращалась на Родину, а потом дал ей через своих людей деликатное поручение. На вокзале в Петербурге ее встретил Шляпников, сразу взял один из чемоданов. Предполагалось, что в нем были деньги, которые Ленину выделило Германское правительство на революцию в РОССИИ. Вскоре приехал и сам Ленин в пресловутом запломбированном вагоне в окружении ближайших соратников. Коллонтай уже была избрана в исполком Петроградского Совета, поэтому, узнав о болезни бывшего мужа, она едва нашла время его навестить, но прийти на его похороны она не смогла: была целиком поглощена революционной работой. Газеты следили за каждым ее шагом, называя ее Валькирией Революции. Про ее вдохновенные речи на митингах складывались легенды. Толпа всюду встречала ее восторженными криками. Ее ошеломительный ораторский успех побудил Ленина доверить ей самое трудное: воздействовать на матросов, которые совершенно не поддавались большевистской агитации. Коллонтай отправилась на военные корабли. Ее встретил председатель Центробалта матрос Павел Дыбенко, богатырь и бородач с ясными молодыми глазами. Он на руках перенес Шуру с трапа на катер. С этого дня он сопровождал ее во всех поездках, но роман развивался довольно медленно. Вряд ли ее смущала разница в возрасте - он был на семнадцать лет моложе. Все говорили, что в двадцать пять она выглядела на десять лет старше, а когда ей стало за сорок, она казалась двадцатипятилетней. Дыбенко был выходцем из неграмотной крестьянской семьи, он отличался лихостью, буйным темпераментом и импульсивностью. Она решила, что встретила человека, предназначенного ей судьбой.

Молва о пылкой любви Валькирии Революции со знаменитым вождем балтийских матросов дошла едва ли не до каждого российского гражданина. "Это человек, в котором преобладает не интеллект, а душа, сердце, воля, энергия, - писала Коллонтай про Дыбенко. - В нем, в его страстно нежной ласке нет ни одного ранящего, оскорбляющего женщину штриха". Однако она писала о нем и другое: "Дыбенко несомненный самородок, но нельзя этих буйных людей сразу делать наркомами, давать им такую власть... У них кружится голова". Она поехала к нему на фронт. Дыбенко переводили из одной части в другую - Шура следовала за ним. Но быть "при ком-то" она не хотела, это ранило ее самолюбие. Дыбенко получил приказ разгромить Колчака, Коллонтай вернулась к своей работе в женотделе ЦК и женской секции Коминтерна заместителем Арманд.

В то время Коллонтай уже очень многое поняла в революции. В дневнике она писала, что рабочие жестоко разочарованы, но в статьях призывала работниц к новым усилиям на пути строительства новой жизни. И несмотря на все намерения порвать с Павлом, она продолжала с ним встречаться. Но ее мучила ревность. Ей скоро пятьдесят, и она чувствовала молодую соперницу рядом с ним. Однажды она ждала его до поздней ночи, а когда он пришел, упрекнула его. Павел пытался застрелиться, ранил себя. Оказывается, та девушка поставила ультиматум: "Или я, или она". Коллонтай выходила друга и простилась с ним навсегда.

Коллонтай давно не нравилось то, что творилось в большевистской партии. Она чувствовала, что внутрипартийная борьба добром не кончится, и решила спрятаться. Ее люто ненавидел Зиновьев. По его просьбе Сталин отправил Шуру в Норвегию, по сути, в почетную ссылку.

В Норвегии ее другом, помощником и советником стал Марсель Боди, французский коммунист, секретарь советской миссии. Очевидно, он и был последней любовью Александры Коллонтай. В нем был европейский лоск и почтительность, и он был на двадцать один год младше Шуры.

Через некоторое время она стала главой советской дипломатической миссии в Норвегии, а потом первой в мире женщиной-послом в Швеции. В Швецию ей писали и Дыбенко, и Шляпников. Иногда она ездила на тайные, тщательно законспирированные встречи с Боди. В России свирепствовал террор. Письма друзей были полны уныния.

В один из приездов в Москву ее вызвал Ежов - спрашивал о Боди. Она оборвала с французом всякую связь. Потом Коллонтай узнала об аресте Шляпникова и даже не пыталась помочь, понимала - бесполезно. Его расстреляли в 1937 году. Потом арестовали Саткевича. Семидесятилетнего профессора казнили по постановлению, подписанному Ежовым. Дыбенко арестовали как "участника военно-фашистского заговора" и расстреляли в июле 1938 года. "Жить - жутко", - писала Коллонтай. Готовилось дело об "изменниках-дипломатах", в списке была и ее фамилия. Но громкого процесса не последовало, дипломатов "убирали" тихо. Коллонтай почему-то уцелела.

В марте 1945 года Молотов сообщил телеграммой в Швецию, что за послом прилетит специальный самолет. Во Внуково Шуру встретил внук Владимир. Петр Маслов умер своей смертью в 1946 году. Коллонтай умерла, не дожив пяти дней до восьмидесятилетия. Ее похоронили рядом с Чичериным и Литвиновым.

КАТЕГОРИИ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

© 2019 «aps-mirny.ru» — Законодательство. Торговля. Законодательство. Общественное питание. Промышленность. Финансы