Алекса́ндра Миха́йловна Коллонта́й (урождённая - Домонто́вич ; 19 (31) марта 1872, Санкт-Петербург - 9 марта 1952, Москва) - русская революционерка, государственный деятель и дипломат. Чрезвычайный и полномочный посол СССР. Член ВКП(б) с 1915 года.

Ранние годы

Во время учебы в женской гимназии Надейда вошла в несколько дискуссионных клубов. В одной из этих групп он позже встретился с Лениным. Впечатленный ее идеями, Надежда решила последовать за ним в изгнании в Сибири, в Ленин и Кругскую свадьбу вскоре после прибытия в новую обитель.

На протяжении всей своей жизни они поддерживали более профессиональные отношения, чем эмоциональные, как пара. После изгнания двое переехали в Женеву, где Крукасия работал редактором в революционной газете «Искра». После того, как большевики захватили власть, она была назначена на должность подчиненного Анатолию Лунчарскому, первому комиссару по народному образованию. Кругля была более десяти лет заместителем министра образования Советского Союза и вдохновила движение пионеров.

Павел Ефимович Дыбенко и Александра Михайловна Коллонтай

Александра Михайловна Домонтович родилась в Петербурге в обеспеченной дворянской семье. Отец Александры Михайловны, высокопоставленный генерал Михаил Домонтович, принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 и был Тырновским губернатором в Болгарии в 1878-1879; мать, Александра Массалин-Мравинская, была дочерью финского фабриканта, торгующего лесоматериалами.

Подробности о жизни вместе с Лениным можно найти в его мемуарах «Воспоминания о Ленине». Инесса Арманд была феминисткой и коммунистом, важной фигурой в революционном движении и любовью к жизни Ленина. Инесса родилась в семье художников в Париже, но была воспитана в Москве ее тетей и бабушкой. В возрасте девятнадцати лет он женился на наследнике богатого человека, который сделал одежду. Вместе с тем она и ее муж разделили революционные идеи и открыли в Москве крестьянскую школу.

Через год ему удалось бежать из ссылки и бежать в Париж, где он встретился с Лениным. Очаровательная, музыкально одаренная, свободно владеющая разными языками и увлекаясь большевизмом, она быстро стала ее правой рукой. Инесса была направлена ​​Лениным для организации кампании большевиков на выборах в Думу. Она также председательствовала на Первой международной конференции коммунистических женщин. Революционная Наталия Седова была второй женой марксиста Льва Троцкого - помимо организации Красной Армии Троцкий также привел передачу политической власти Советам с Октябрьской революцией.

Сводная сестра Е. К. Мравинская - известная оперная певица (театральное имя Е. Мравина).

Получила разностороннее домашнее образование. Владела несколькими иностранными языками (английский, немецкий, французский, шведский, норвежский, финский и другие), интересовалась литературой. В 1888 сдала экзамены за курс гимназии в 6-й мужской гимназии в Санкт-Петербурге. Посещала Школу поощрения художеств, брала частные уроки рисования. Была введена в великосветское общество. В круг юношеского общения Александры Домонтович входил её троюродный брат Игорь Северянин. В автобиографической поэме «Роса оранжевого часа» поэт вспоминал:

Седова была дочерью богатого купца и получила образование в России. В двадцатые годы он встретил Троцкого на художественной выставке в Париже. Она поддержала газету «Искра», представленную в Лондоне ее мужем. Во время Первой мировой войны вся семья путешествовала по Европе, от Вене до Парижа до Цюриха.

После Октябрьской революции он получил должность в Народном комиссариате образования, где он руководил музеями и древними памятниками. Его самая известная работа в последние годы была биографией Троцкого. Государственный деятель и дипломат Александра Коллонтай была первой женщиной, которая заняла должность министра в истории страны. Благодаря своей политической деятельности женщины получили права по закону в России.

Наш дом знакомых полон стай:
И математик Верещагин,

И Мравина, и Коллонтай.

С юных лет Александра пользовалась огромным успехом у мужчин и отличалась разборчивостью в них. Так, она отказалась выйти замуж за генерала И. Ф. Тутолмина, который сделал ей предложение в первый же вечер знакомства. Один из воздыхателей Александры, Иван Драгомиров (сын известного генерала) не выдержал её обращения и застрелился. Впоследствии это же сделал один из её поклонников, когда узнал о том, что она «спуталась с матроснёй».

Она родилась в Украине, но была воспитана в Санкт-Петербурге. После преждевременного брака, за которым последовало отделение, Александра работала в ряде учебных заведений. Он окончил историю в Цюрихе и прожил в Финляндии уже несколько лет. Проводил важные исследования по вопросам прав женщин в России и инициировал реформы по содействию гендерному равенству.

Некоторые называли ее «Демоном» и «Яростью красного террора». Она была первой женщиной, получившей орден Красного Знамени. Она была дочерью богатого купца и провела первую часть своей жизни в Киеве. Во время медицинской школы, еще в Украине, он стал заниматься революционной деятельностью.

В молодости Александра Домонтович выступила против решения родителей выдать её за адъютанта императора и вышла за дальнего родственника, выпускника Военно-инженерной академии, бедного офицера Владимира Коллонтая (1893). Через пять лет она оставила мужа и сына, чтобы участвовать в революционном движении: «Я хотела быть свободной, - признавалась она. - Маленькие хозяйственные и домашние заботы заполоняли весь день, и я не могла больше писать повести и романы… Как только маленький сын засыпал, я шла в соседнюю комнату, чтобы снова взяться за книгу Ленина».

Она также принимала участие в организации Первой русской революции и Февральской революции. После революции она работала секретарем Крымского областного комитета. Их автор, затем Народный комиссар, продвигал новую женскую модель. Героиня статьи Александра Колонтаджа выполнила все условия «новой женщины», хотя в начале ее жизни не было никаких признаков того, что она станет любовницей большевистских лидеров и, возможно, также королей.

Ее отец, Михаил Домонтович, был царским генералом, а мать семьи Масалина происходила из богатой семьи финских торговцев лесом. Сначала Александра, призванная Шурой, приехала учиться дома. Она проявила необыкновенный талант к изучению иностранных языков. Она свободно говорила по-французски, по-фински, по-английски и по-немецки. К сожалению, ее мать запретила ей продолжать образование в университете, потому что она считала, что русская леди не должна иметь высшее образование.

К участию в социалистическом движении Александра Коллонтай пришла в 1890-х годах благодаря знакомству с Е. Д. Стасовой. Дружба связывала её с Т. Л. Щепкиной-Куперник, в доме которой Коллонтай скрывалась от полиции.

В 1898 году, оставив мужа, уехала в Швейцарию, где поступила в Цюрихский университет к профессору Геркнеру. По совету профессора в 1899 отправилась в Англию изучать английское рабочее движение. В Англии познакомилась с Сиднеем Веббом и Беатрисой Вебб. После этого в 1899 возвратилась в Россию.

Несмотря на ее родителей, она вышла замуж за бедного офицера Михаила Коллонта. В тогдашнем консервативном российском обществе такой тип поведения считался скандальным. Благодаря мужу Александру Колонтажу она признала революционные идеи Маркса и Плеханова, но супруги вскоре начали отходить друг от друга. Они даже не помогли рождению ребенка, и вскоре дорогие супруги вышли. Героиня, альтер эго автора, признается во многих делах, которые она имела в отсутствие своего мужа.

Несколько лет спустя она присоединилась к меньшевикам, вскоре покинув царскую империю. После голосования депутаты-социалисты стали относиться к русскому как к врагу и попросили покинуть здание. Также в России многие социалисты отвергли идею интернационализма, поэтому революционер присоединился к радикальной и не слишком большой группе, отвергнувшей великого шовинизма, большевиков. Несмотря на продолжающуюся Первую мировую войну, Александр Коллонтай неоднократно представлял большевистскую партию за рубежом.

В 1901 отправилась за границу, в Женеве познакомилась с Г. В. Плехановым.

Во время расстрела демонстрации 9 января 1905 года была на петербургских улицах. В 1905 году в Петербурге познакомилась с В. И. Лениным. После раскола Российской социал-демократической партии на большевиков и меньшевиков на II съезде партии (1903) Коллонтай не примкнула ни к одной из противоборствующих фракций. Тем не менее, в это время по своим убеждениям она стояла ближе к Плеханову, который, вначале поддержав большевиков, постепенно переходил на сторону меньшевиков.

Во время поездки у нее, вероятно, был роман с Львом Троцким. Она вернулась в Россию с Троцким до Февральской революции. Женщина с дрелью, строительство московского метро. В межреволюционный период Кольлантай был романтически связан с левым солдатом Дыбиенкой. Красные безоговорочно поддерживали все политические идеи Ленина, которые заслужили ее благосклонность. В то время она пропагандировала свои концепции и боролась за права женщин и сексуальное равенство. Она организовала многочисленные конференции и встречи коммунистов со всей Европы.

У меня были друзья в обоих лагерях. По душе ближе мне был большевизм… но обаяние личности Плеханова удерживало от разрыва с меньшевиками.

В европейском революционном движении

Во время Первой русской революции в 1905 Коллонтай инициировала создание «Общества взаимопомощи работницам». После поражения революции эмигрировала в 1908, так как против неё были выдвинуты обвинения в призыве к вооружённому восстанию в брошюре «Финляндия и социализм». В эмиграции вначале примыкала к реформистскому крылу РСДРП, поддерживала ликвидаторов, затем перешла к отзовистам, читала лекции в основанной группой «Вперёд» фракционной школе в Болонье. Посетила целый ряд стран Европы (Бельгию, Великобританию, Германию, Данию, Норвегию, Францию, Швейцарию, Швецию), где налаживала связи с местным социал-демократическим и суфражистским движениями, принимая в них активное участие. Дважды посещала США. Делегировалась РСДРП на международные социалистические конгрессы в Штутгарте (1907), Копенгагене (1910) и Базеле (1912).

Стакан воды или свободная любовь

Орган проводил образовательные кампании и боролся с дискриминацией. Она утверждала, что важно освободить секс не только в экономическом плане, но и в психологии. Для этого нужно популяризировать свободную любовь. Единицы, чтобы быть в ней быть, должны практиковать «любовные игры» или содержать «эротическую дружбу». По словам революционеров, только секс без обязательств мог учить женщин привычке защищать свою личность в расовом обществе. Все формы сексуальных отношений, включая гомосексуалистов, считались приемлемыми.

После начала Первой мировой войны 1914-1918, находясь в Швеции, отошла от меньшевиков и правого крыла европейской социал-демократии, поддержавшего войну. Осуждение империалистического характера войны сблизило Коллонтай с большевиками, к которым она окончательно присоединилась в 1915. За активную антимилитаристскую пропаганду, в частности, за публикацию антивоенной статьи в одном из шведских журналов в ноябре 1914, она была арестована шведской полицией, доставлена в крепость Мальмё и выслана из страны по личному указу короля Густава V. Поселившись в Копенгагене, Коллонтай наладила тесную связь с Лениным и выполняла его специальные поручения.

Колонтадж также предсказал исчезновение семьи, поэтому она призвала к уходу за детьми государства. Его концепции развивались в романе «Свободная Любовь». Ходили слухи, что она должна иметь дело с королями Норвегии и Швеции. Владимир Ленин и другие коммунистические лидеры первоначально поддерживали идеи Александра Колонтаджа. Гомосексуальные отношения стали законными. Власти пропагандировали идею «стакана воды», в котором провозглашалось, что сексуальные потребности столь же естественны, как и жажда, и сексуальные отношения настолько очевидны и легко доступны, как стакан воды.

Революция и Гражданская война

В Россию вернулась после Февральской революции 1917, вскоре став членом Исполкома Петроградского совета. Участвовала в работе 7-й (Апрельской) конференции РСДРП(б) 1917 года от большевистской военной организации, была в числе немногих делегатов, полностью поддержавших позиции Ленина, изложенные в «Апрельских тезисах». На I Всероссийском съезде Советов была избрана членом ЦИК от большевиков. В период «двоевластия» вела организованную агитацию в среде солдат и матросов, что повлекло за собой преследования Временного правительства. Возвращаясь с совещания левого антивоенного Циммервальдского объединения в Стокгольме, в июле 1917 Коллонтай была арестована Временным правительством. Содержалась в Выборгской женской тюрьме, была освобождена под денежный залог, внесенный писателем Максимом Горьким и инженером Б. Б. Красиным. Всё ещё пребывая под арестом, на VI съезде РСДРП(б) в 1917 заочно избрана одним из почётных председателей съезда и членом ЦК партии.

Процедура развода была улучшена. Со временем Колонтадж начал отпугивать своих коллег из советского правительства. В конце концов Ленин заявил в беседе с немецким коммунистом Кларой Цеткин: «Теория стакана воды полностью опрокинула нашу молодежь». Сторонница свободной любви была полностью маргинализирована, превращена в роль символа Октябрьской революции и эмансипации советских женщин. Оценка Александры Колонтадж затруднительна.

На коленях, Новая женщина, Лондон. М. Революционер, трибун, дипломат, Москва Трубы Р. Россия большевик, Варшава Сейнис З. Пут 'к' Версин, Москва.

Заметьте, мы видели только недавно опубликованные комментарии. Для меня эта дама была важным элементом машины насилия и террора, которая использовалась, чтобы исключить Россию из Первой мировой войны. Кассовый канал через Швецию, это она. Пожалуйста, обратите внимание на роль Кронштадта в революции. Затем эта «героиня революции» активно участвовала в восстановлении общества и начала грабеж и борьбу с Православной Церковью.

Принимала участие в заседании ЦК РСДРП(б) 10 (23) октября 1917, принявшем решение о вооружённом восстании, и проведении Октябрьского восстания в Петрограде. Член президиума проводившегося параллельно II съезда Советов (25 - 26 октября 1917 года). После установления власти большевиков и левых эсеров избиралась во ВЦИК и 30 октября лично от Ленина получила пост народного комиссара общественного призрения в первом составе Совета народных комиссаров. При наркомате Коллонтай создала Отдел по охране материнства и младенчества и Коллегию по охране и обеспечению материнства и младенчества. «Политика этих структур строилась на том постулате, что охрана материнства как специфической функции женщины является прямой обязанностью государства».

13-21 января (ст. ст.) 1918 года с помощью отряда матросов предприняла попытку реквизировать Александро-Невскую лавру в Петрограде, что спровоцировало массовое сопротивление верующих; реквизицию Лавры пришлось отложить. Эксцессы (включая убийство протоиерея Петра Скипетрова) вокруг реквизиции Лавры стали непосредственной причиной издания Патриархом Тихоном 19 января (ст. ст.) «Воззвания», анафематствовавшего «безумцев»; 22 января работавший тогда в Москве Священный Собор Православной Российской Церкви одобрил патриаршее воззвание.

В марте 1918 года, стоя на позициях Николая Ивановича Бухарина и «левых коммунистов», выступила против Брестского мирного договора и в знак протеста вышла из состава правительства. Во время Гражданской войны была направлена на Украину, где возглавила наркомат агитации и пропаганды Крымской советской республики, а также политический отдел Крымской армии.

Будучи наиболее заметной женщиной в советском руководстве, Коллонтай была инициатором создания и заведующей (с 1920) женотделом ЦК РКП(б), целью которого была борьба за уравнение в правах женщин и мужчин, борьба с неграмотностью среди женского населения, информирование о новых условиях труда и организации семьи. Женотдел был распущен в 1930. Одновременно с руководством Женотдела Коллонтай читала лекции в Свердловском университете и работала в секциях Коминтерна.

Критика

Иван Алексеевич Бунин вспоминал в своих записках «Окаянные дни»:

«О Коллонтай (рассказывал вчера Н. Н.):

Я её знаю очень хорошо. Была когда-то похожа на ангела. С утра надевала самое простенькое платьице и скакала в рабочие трущобы - „на работу“. А воротясь домой, брала ванну, надевала голубенькую рубашечку - и шмыг с коробкой конфет в кровать к подруге: „Ну давай, дружок, поболтаем теперь всласть!“

Судебная и психиатрическая медицина давно знает и этот (ангелоподобный) тип среди прирожденных преступниц и проституток».

Дискуссия о профсоюзах

В марте 1921 во время дискуссии о профсоюзах, развернувшейся после выступления Троцкого относительно необходимости расширения прав профсоюзов, Коллонтай совместно с А. Г. Шляпниковым возглавила «рабочую оппозицию». «Рабочая оппозиция» предлагала передать управление всем народным хозяйством всероссийскому съезду производителей, объединённых в профсоюзы, считающиеся высшей формой организации рабочего класса. Программа «рабочей оппозиции» была представлена в выпущенной к X съезду РКП(б) брошюре Коллонтай «Рабочая оппозиция», осуждённой в ленинской резолюции «О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей партии». Несмотря на постановление X съезда партии о единстве партии, продолжала защищать идеи «рабочей оппозиции». После последнего предупреждения, вынесенного на XI съезде РКП(б) в 1922, и окончательного разгрома группы, Коллонтай была вынуждена отказаться от платформы «рабочей оппозиции». Резкое ухудшение отношений с Лениным явилось тяжёлым ударом для Коллонтай.

Дипломатическая служба

С 1923 года находилась на дипломатической работе. Причинами для первого в мировой истории назначения женщины послом послужили прочные связи Коллонтай с европейским социалистическим движением (как реформистским, так и революционным), а также опыт работы на должности секретаря Международного женского секретариата при Коминтерне в 1921-1922 гг. В 1923-1926 и 1927-1930 гг. работала советским полпредом и торгпредом в Норвегии, во многом поспособствовав политическому признанию СССР этой страной. В 1926-1927 гг. некоторое время работала в Мексике, где также добилась определённых успехов в улучшении советско-мексиканских отношений. В 1927 году Коллонтай снова становится полпредом в Норвегии, совмещая этот пост с исполнением поручений в торговом представительстве в Швеции.

В 1930-1945 гг. Коллонтай - посланник (постоянный поверенный) и посол в Швеции (кроме того, она входила в состав советской делегации в Лиге Наций). Одной из важнейших задач, стоящих перед новым советским послом в Швеции, была нейтрализация влияния гитлеровской Германии в Скандинавии. Когда в ходе «зимней» советско-финской войны Швеция, поддерживаемая Великобританией, отправила в Финляндию два батальона добровольцев и стояла на грани открытого вступления в войну против СССР, Коллонтай добилась от шведов смягчения их позиции и посредничества в советско-финских переговорах. В 1944 году в ранге чрезвычайного и полномочного посла в Швеции она вновь взяла на себя роль посредника в переговорах о выходе Финляндии из войны.

Могила на Новодевичьем кладбище в Москве

В силу тяжёлой болезни, приковавшей её к инвалидному креслу, в 1945 году Коллонтай оставила должность посла, продолжая числиться советником МИД СССР. На этом посту её сменил И. С. Чернышёв, продолживший в основном её политику в отношениях со Швецией.

А. М. Коллонтай - автор ряда книг и статей, многие из которых посвящены проблемам женского революционного движения.

Награды

  • орден Ленина (1933, за успешную работу среди женщин)
  • орден Трудового Красного Знамени (4. 4. 1942)
  • орден Трудового Красного Знамени (1945, за многолетнюю дипломатическую деятельность)
  • орден Ацтекского орла (1944, Мексика, вручён 13 апреля 1946)
  • Большой крест ордена Святого Олафа (Норвегия)

В 1945 году группа депутатов норвежского стортинга выдвигала кандидатуру А. М. Коллонтай на получение Нобелевской премии мира. Выдвижение поддержали женские организации Швеции и Норвегии, а также видные общественные деятели этих стран. Нобелевский комитет не поддержал эту инициативу.

Марксистский феминизм

Основная статья: Новая женщина

Основная статья: Марксистский феминизм

В 1913 году Александра Коллонтай опубликовала статью «Новая женщина», в которой развивала взгляды на женщину нового, передового общества. Новая женщина по Коллонтай стремится стать полноправным членом общества и поэтому руководствуется следующими принципами:

  • Победа над эмоциями, выработка самодисциплины.
  • Отказ от ревности, уважение свободы мужчины.
  • Требует от мужчины не материального обеспечения, а бережного отношения к своей личности.
  • Новая женщина - самостоятельная личность, её интересы не сводятся к дому, семье и любви.
  • Подчинение разуму любовных переживаний.
  • Отказ от фетиша «двойной морали» в любовных отношениях. Новая женщина не скрывает своей сексуальности.

Развитию концепции новой женщины Коллонтай посвятила также свою беллетристику, например повесть «Большая любовь». Повесть рассказывает о любви молодой незамужней революционерки Наташи и женатого революционера Семёна. Хотя Семён и марксист, он не может расстаться со старыми взглядами на женщину как лишь объект любовных утех, Наташа же ему подчиняется. В финале повести Наташа всё же сбрасывает с себя оковы такой связи и обретает свободу.

Коллонтай относилась к семье крайне скептически, полагая, что женщины должны служить интересам класса, а не обособленной ячейке общества. В статье «Отношения между полами и классовая мораль» она писала: «Для рабочего класса большая „текучесть“, меньшая закреплённость общения полов вполне совпадает и даже непосредственно вытекает из основных задач данного класса».

Подобные свободные взгляды Коллонтай привели к тому, что её объявили автором теории стакана воды. На самом деле, отношение Коллонтай к этой теории не установлено. В отличие от примитивных представлений этой теории, Коллонтай всё же писала о необходимости любви во взаимоотношении полов.

Память

  • В честь А. М. Коллонтай названа малая планета (2467) Коллонтай (en:2467 Kollontai).
  • Село Коллонтай Малоярославецкого района Калужской области
  • Улица Коллонтай (Санкт-Петербург).
  • Улица Коллонтай (Новошахтинск).
  • Улица Коллонтай (Днепропетровск).
  • Улица А.Коллонтай (Николаев).
  • Улица Коллонтай (Нальчик).
  • Переулок Коллонтай (Харьков).
  • В 1969 году режиссёр Георгий Натансон снял художественный фильм «Посол Советского Союза» (по пьесе П.Л. и А.С. Тур "Чрезвычайный посол"), прообразом главной героини в котором послужила Коллонтай (её роль сыграла актриса Юлия Борисова).
  • Образ революционерки также использовался в советских фильмах «Первый посетитель», 1965 (в роли Руфина Нифонтова), «Штрихи к портрету В. И. Ленина», 1969 (Маргарита Юрьева), «Доверие», 1975 (Маргарита Терехова), «Красные колокола», 1983 (Елена Финогеева), «Девять жизней Нестора Махно», 2006 (Людмила Смородина), «Тухачевский. Заговор маршала» (Алиса Богарт), финском фильме «Sodan ja rauhan miehet», 1978 (Рауни Икахеймо), немецком (ФРГ) «Rote Liebe», 1981-1982 (Ольга Димитриеску), английском «Волна страсти. Жизнь Александры Коллонтай», 1994 (Гленда Джексон), франко-грузинском «Тысяча и один рецепт влюблённого кулинара», 1996 (Хатуна Иоселиани), югославском «Госпожа Коллонтай», 1996 (Рада Джуричин).
  • В конце 1960-х вышла детская повесть З. Воскресенской «Девочка в бурном море» (текст), в которой одним из главных действующих лиц является А. М. Коллонтай.
  • В 1972 г. к 100- летию Коллонтай почта СССР выпустила почтовую марку.
  • В 2012 г. Григорий Ряжский издал роман "Натурщица Коллонтай". Роман написан в форме писем Александре Михайловне Коллонтай от её внучки - тоже Александры Михайловны Коллонтай.

Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве. Сын, Михаил Владимирович Коллонтай (1894-1958), работник МИД СССР, похоронен там же, на Новодевичьем кладбище.

Труды

  • Коллонтай А. М . Положение женщины в эволюции хозяйства. М., Гиз, 1923. - 208 с.
  • Отрывки из дневника. 1914 г., Ленинград, 1924.
  • Коллонтай А. М. Дорогу крылатому Эросу! (Письмо к трудящейся молодежи) // Молодая гвардия. - 1923. - № 3 - C.111-124
  • Коллонтай А. М. Воспоминания об Ильиче. - М.: Госполитиздат, 1959. - 8 с.
  • Коллонтай А. М. Воспоминания об Ильиче. - М.: Политиздат, 1969. - 15 с. То же. М., 1971.
  • Коллонтай А. М. Избранные статьи и речи. - М.: Политиздат, 1972. - 430 с.: портр.
  • Коллонтай А. М. Из моей жизни и работы: Воспоминания и дневники. - М.: Сов. Россия, 1974. - 416 с.: ил.
  • Коллонтай А. М. Любовь и новая мораль
  • Встречи с прошлым: Сб. неопубликованных материалов ЦГАЛИ СССР / Редкол.: И. Л. Андроников и др. - 2-е изд., испр. - М.: Сов. Россия, 1972. - 382 с.
  • Коллонтай А. М. Новая мораль и рабочий класс.
  • Коллонтай А. М. Кто такие социал-демократы и чего они хотят? (1906)
  • Коллонтай А. М. К вопросу о классовой борьбе (1904)
  • Коллонтай А. М. И в России будет женский день!
  • Коллонтай А. М. Великий борец за права и свободу женщины
  • Коллонтай А. М. Женщина-работница в современном обществе

Документальные фильмы

  • «Победительницы» - Александра Коллонтай
  • «Александра Коллонтай. Между долгом и чувством»

Коллонтай А. М.

(1872-1952; автобиография ). - Первая женщина, вошедшая в состав правительства, и первая женщина - полномочный представитель страны и чрезвычайный посланник. Родилась я в 1872 г. и выросла в семье помещичье-дворянской. Отец мой был русский генерал, украинец родом. Мать - финляндская уроженка, из крестьянской семьи. Детство и юность провела в Петрограде и Финляндии. Как младшая в семье, и притом единственная дочь отца (мать моя была замужем вторично), я была окружена особой заботой всей нашей многочисленной семьи с ее патриархальными нравами. В гимназию меня не пустили - боялись, что я там столкнусь с "неподходящим элементом". В 16 лет я сдала экзамен на аттестат зрелости и стала посещать частные курсы и лекции профессоров истории, литературы и т. д. На курсы Бестужевские меня тоже не допустили. Занималась я много, главным образом под непосредственным руководством известного историка литературы Виктора Петровича Острогорского. Он считал, что у меня есть литературное дарование, и всячески толкал меня на путь журналистики. Вышла я замуж очень рано, отчасти в виде акта протеста против воли родителей. Но через три года разошлась с мужем - инженером В. Коллонтай, взяв с собой своего маленького сына [Моя девичья фамилия Домонтович.].

В это время мои политические убеждения начали уже определяться. Я работала в ряде культурно-просветительных обществ, носивших тогда (это было в середине 90-х годов) характер вывесок для ряда подпольных начинаний. Так, работая в известном тогда "подвижном музее учебных пособий", мы завязывали связь со шлиссельбуржцами; работая в просветительном обществе и давая уроки рабочим, мы таким образом получали живую связь с последними; устраивая благотворительные вечера, мы добывали средства для политического "Красного Креста". 1896 г. был решительный год в моей жизни. Весной этого года я побывала на Нарве, на известной Кремгольмской мануфактуре. Закабаленность 12000 ткачей и ткачих произвела на меня ошеломляющее впечатление. Тогда я еще не была марксисткой и скорее склонялась к народничеству и терроризму. После посещения Нарвы занялась изучением марксизма и экономики. В то время выходили один за другим два первых легальных марксистских журнала "Начало" и "Новое Слово". Чтение их на многое открыло мне глаза. Путь, который я стала с особенной настойчивостью искать после посещения Нарвы, был мною найден.

Выяснению моих политических взглядов также много способствовала знаменитая стачка текстильщиков в 1896 г. в Петрограде, в которой участвовали до 36000 рабочих и работниц. Вместе с Ел. Дм. Стасовой и многими другими товарищами, работавшими еще только на периферии, мы организовывали сборы и помощь стачечникам. Этот наглядный пример растущей сознательности пролетариата, при полной его закабаленности и бесправии, заставил меня уже решительно перейти в лагерь марксистов. Однако литературно я на этом поприще еще не работала и в движении активного участия не принимала. Я себя считала слишком мало подготовленной. В 1898 г. я написала первую свою литературную работу из области психологии воспитания - "Основы воспитания по взглядам Добролюбова". Она появилась в сентябре 1898 г. в журнале "Образование", который тогда еще носил педагогический характер, а затем превратился в один из наиболее выдержанных легальных органов марксистской мысли. Редактором был Ал. Як. Острогорский. 13-го августа того же года я уехала за границу изучать социальные и экономические науки.

В Цюрихе я поступила в университет к профессору Геркнеру, чья книга по рабочему вопросу (в ее втором издании) меня заинтересовала. Было характерно, что по мере того как я углублялась в область изучения законов экономики, становилась все более и более "ортодоксальной" (правоверной) марксисткой, мой профессор и руководитель становился все более и более правым и отходил от революционной теории Маркса, в 5-м издании своей книги став настоящим ренегатом. Это был любопытный период, когда в германской партии, с легкой руки Бернштейна, появилась тенденция к открытому практическому соглашательству, оппортунизму, "ревизионизму", т. е. пересмотру теории Маркса. Почтенный мой профессор вторил Бернштейну, пел ему дифирамбы. Но я решительно стала на сторону "левых", увлекалась Каутским, зачитывалась издаваемым им журналом "Neue Zeit" и статьями Розы Люксембург, особенно ее брошюрой "Социальная революция или социальные реформы", где она разбивала приспособленческую теорию Бернштейна.

По совету моего профессора и снабженная его рекомендациями, я отправилась в 1899 г. в Англию "изучать" английское рабочее движение, которое будто бы должно было меня убедить, что истина за оппортунистами, а не за "левыми". У меня были рекомендации к "самим" Сидней и Беатриссе Вебб, но после первых же разговоров с ними я поняла, что мы говорим на разных языках, и без их руководства я начала знакомиться с английским рабочим движением. Это знакомство, однако, убедило меня как раз в обратном. Оно показало мне всю остроту социальных противоречий, существующих в Англии, и все бессилие реформистов излечить их тактикой тред-юнионизма или с помощью знаменитых "сэтлементов" (культурных ячеек в рабочих кварталах) вроде "Тойнби-Хол", "Дворцов народа", коопераций, клубов и т. д. Из Англии я вернулась еще более утвердившейся в правильности мировоззрения "левых", "правоверных" марксистов, но уже поехала не в Цюрих, а в Россию. У меня завязались связи с подпольными работниками и хотелось скорее применить свои силы на живом деле, приложить их к борьбе.

Когда я уезжала из России в 1898 г., вся передовая часть интеллигенции, студенчество были настроены "марксистски". Кумирами были, помимо Бельтова, Струве и Туган-Барановский. Шла ожесточенная борьба между народниками и марксистами. Молодые силы - Ильин (Ленин), Маслов, Богданов и др. - теоретически обосновывали революционную тактику, складывавшуюся в подполье социал-демократической партии. Я ехала в радужной надежде очутиться среди единомышленников, но осенью 1899 г. Россия была уже не та, что год назад. Произошел сдвиг, медовый месяц объединения легального и подпольного марксизма пришел к концу. Легальный марксизм отходил открыто в сторону защиты крупного промышленного капитала. "Левое" крыло уходило в подполье, все решительнее защищая революционную тактику пролетариата. Место увлечения Марксом заняло среди студенчества и интеллигенции не менее страстное увлечение "бернштейнианством", ревизионизмом. В моду стал входить Ницше с его "аристократизмом духа".

Помню, как сейчас, вечер, устроенный в квартире отца Ел. Дм. Стасовой на Фурштадтской в пользу политического "Красного Креста". Струве делал доклад о Бернштейне. Публика была "избранная", много подпольных работников, и все-таки доклад Струве был встречен сочувственно, с полным одобрением. Против Струве выступил только Авилов, поддерживали же Струве все светила и "имена" того периода. Я взяла слово. Дали мне его неохотно, как лицу мало кому известному. Моя слишком горячая защита "ортодоксов" (левых) встречена была общим неодобрением и даже негодующим пожиманием плеч. Кто-то нашел, что неслыханная дерзость - выступать против таких общепризнанных авторитетов, как Струве и Туган, другой находил, что подобное выступление на руку "реакции", третий - что мы уже переросли "фразы" и должны стать трезвыми политиками... В этот период я писала статьи против Бернштейна, о роли классовой борьбы, в защиту "правоверных" для журнала "Научное Обозрение", но цензура красными и синими карандашами отмечала мои статьи как непригодные к печати.

Тогда я решила отдаться научной работе в области экономики. Связь с Финляндией у меня была живая. Между тем финляндский народ переживал черный период бобриковщины, насилия и гнета со стороны русского самодержавия. Основы самостоятельности маленького народа были поколеблены, конституция, законы страны - нагло нарушены. Шла борьба между финляндским народом и русским самодержавием. Все мои симпатии не умом лишь, а нутром были на стороне Финляндии. Я видела в Финляндии растущую, но мало кем осознанную силу промышленного пролетариата. Отмечая признаки обостряющихся классовых противоречий и образование новой, рабочей Финляндии в противовес националистским буржуазным партиям - шведоманов, финоманов, младофинов, войдя в живое соприкосновение с финскими товарищами, я помогла им организовать первый стачечный фонд. Мои статьи о Финляндии появились в 1900 г. в немецком экономическом журнале "Sociale Praxis", в "Научном Обозрении" и в "Образовании". Одну статью - конкретно статистическую - поместило "Русское Богатство". Одновременно годы 1900-1903 я собирала материал для своей большой экономико-статистической работы о Финляндии под невинным для цензуры названием "Жизнь финляндских рабочих". Разумеется, эти годы не исчерпывались одной литературно-научной работой, приходилось вести и подпольную работу, но больше на периферии: вести кружки за Невской заставой, составлять воззвания, хранить и распространять литературу подпольную и т. д.

В 1901 г. я отправилась за границу. Здесь у меня завязались личные связи с Каутским, Розой Люксембург, Лафаргами в Париже и Плехановым в Женеве. В "Заре" появилась моя статья о Финляндии без подписи, в "Neue Zeit" Каутского также моя статья под псевдонимом Элины Малин. С тех пор я оставалась с иностранными товарищами в регулярных сношениях. В начале 1903 г. появилась моя книга "Жизнь финляндских рабочих" - экономическое исследование положения финляндских рабочих и развития народного хозяйства Финляндии. Написанная в марксистском духе, она встречена была сочувственно подпольными работниками и неодобрительно со стороны многих легальных марксистов. В 1903 г. я впервые выступала на открытом собрании, организованном студентами в Татьянин день, противопоставляя мировоззрение идеалистическое - мировоззрению социалистическому. Летом 1903 года снова ездила за границу. Это было время крестьянских восстаний в России; рабочие Юга подымались. Мысль кипела и бродила. Все острее сталкивались две враждебные силы: подпольная Россия, идущая к революции, и самодержавие, упрямо цеплявшееся за власть. Промежуточное положение занимала группа "освобожденцев" со Струве во главе. Многие из моих близких друзей шли к "освобожденцам", видя в них "реальную силу", считая чистый социализм для тогдашней России - утопией. Приходилось резко расходиться с недавними соратниками и единомышленниками. В эмиграции социалистической шли споры уже не между народниками и марксистами, как в былые годы, а между "меньшевиками" и "большевиками". У меня были друзья в обоих лагерях. По душе ближе мне был большевизм, с его бескомпромиссностью и революционностью настроения, но обаяние личности Плеханова удерживало от осуждения меньшевизма. По возвращении из-за границы в 1903 г. я не примкнула ни к одной из партийных группировок, предоставив обоим партийным фракциям использовать меня в качестве агитатора, по части "прокламаций" и других текущих заданий. Кровавое воскресенье 1905 г. застало меня на улице. Я шла с демонстрантами к Зимнему дворцу, и картина жестокой расправы с безоружным рабочим людом - навсегда запечатлелась в моей памяти. Необычайно яркое январское солнце, доверчивые выжидательные лица... Роковой сигнал выстроенного вокруг дворца войска... Лужи крови на белом снегу... нагайки, улюлюканье жандармерии, убитые, раненые... расстрелянные дети... Партийный комитет тогда отнесся с недоверием и осторожностью к выступлению 9-го января. Многие товарищи на специально организованных рабочих собраниях пытались отговорить рабочих от выступления, видя в нем "провокацию" и ловушку. Мне же казалось, что "идти надо". Это выступление было актом самоопределения рабочего класса, школой революционной активности. А я увлекалась тогда решениями Амстердамского конгресса по вопросу о "массовых действиях".

После январских дней подпольная работа закипела с новой энергией и силой. Большевики в Петрограде начали издавать тогда свою подпольную газету (названия не помню), в которой я участвовала не только как журналистка, но и неся техническую заботу по ее изданию. Из написанных мною в тот период прокламаций особенный успех имела прокламация, направленная против "земского собора", за Учредительное Собрание. Сохраняя все эти годы живую связь с Финляндией, я теперь активно содействовала объединению действий обоих партий, русской и финской социал-демократии, направленных на нанесение удара царизму.

Из социалисток России я одна из первых заложила фундамент организации работниц, устраивая специальные митинги-клубы для работниц и т. д., причем с 1906 г. отстаивала мысль, что организация работниц не должна быть оторвана от партии, но в партии должно существовать специальное бюро или комиссия для защиты и выявления интересов работниц. До 1906 г. работала с большевиками, разошлась с ними по вопросу об участии рабочих в 1-й Государств. Думе и по вопросу о роли профсоюзов. С 1906 по 1915 г. состояла во фракции меньшевиков, а с 1915 г. и до сих пор состою в партии большевиков-коммунистов. В 1908 г. бежала из России ввиду двух направленных против меня процессов: за организацию работниц-текстильщиц и за призыв к вооруженному восстанию в брошюре "Финляндия и социализм". В политической эмиграции пробыла с конца 1908 г. по 1917 г., т. е. до 1-й, еще буржуазной революции. За границей немедленно вступила в партию германскую, бельгийскую и т. д. и в качестве агитатора и писателя работала в Германии, Франции, Англии, Швейцарии, Бельгии, Италии, Швеции, Дании, Норвегии и Соединенных Штатах (1915-1916 гг.).

Во время войны была арестована в Германии, выслана в Швецию и снова арестована за антимилитаристскую пропаганду, тем не менее в годы войны вела систематическую работу за Циммервальдское объединение против II Интернационала и за интернационализм в Соед. Штатах, по приглашению немецкой группы социалист. партии Америки, в Норвегии и Швеции, обслуживая подпольным путем также и Россию. Вернувшись в Россию в 1917 г., была избрана первым членом-женщиной в исполнительный комитет петрогр. совета, а затем членом исполнит. комитета Всероссийского. Перед большевистской революцией была арестована вместе с другими лидерами большевизма Временным правительством Керенского и была выпущена незадолго до ноябрьской революции большевиков, по настоянию петрогр. совета. В момент большевистской революции состояла членом центр. комитета партии большевиков и стояла за взятие власти рабочими и крестьянами. В первом революционном большевистском правительств. кабинете состояла народным комиссаром госуд. призрения. С момента возвращения в Россию работала по организации работниц. С 1920 г. состояла заведующей женотделом партии по организации работниц. В бытность свою наркомом социального обеспечения, издала декреты, положившие начало охране и обеспечению материнства и младенчества.

Полпред и торгпред СССР в Норвегии с мая 1923 г.; с марта 1924 г. состою в дипломатическом корпусе в качестве Chargé d"affaires в Норвегии; с августа 1924 г. - Ministre Plénipotentiaire et Envoyée Extraordinaire de l"U. R. S. S. - полномочный представитель и чрезвычайный посланник СССР в Норвегии.

Крупнейшие теоретические социалистические и экономические работы мои следующие: "Положение рабочего класса в Финляндии" (1903), "Классовая борьба" (1906), "Первый рабочий календарь" (1906), "Социальные основы женского вопроса" (1908), "Финляндия и социализм" (1907), "Общество и материнство" (600 стр.), "Кому нужна война" (разошлась в миллионах экз.), "Рабочий класс и новая мораль". Сверх того, большое количество статей, рассказов на сексуальные проблемы и всяческая агитационная литература, направленная, главным образом, против войны и за освобождение трудящейся женщины.

[В 1926 полпред СССР в Мексике, в 1927-30 в Норвегии, в 1930- 1945 посланник, затем посол в Швеции, с 1945 - советник МИД СССР.]

Коллонтай, Александра Михайловна

- современная писательница. Род. в помещичьей семье. С молодых лет участвовала в революционном движении. Член ВКП(б) с 1915. Вела активную работу в подполье; работала за границей. После октябрьского переворота была членом ЦК ВКП(б), полпредом в Мексике и Норвегии. В 1921-1926 возглавляла "рабочую оппозицию". Имеет ряд крупных работ по женскому вопросу ("Труд женщины и эволюция хозяйства", "Общество и материнство" и мн. др.). Как беллетристка выступила впервые в 1923. В статье "Дорогу крылатому Эросу" (журн. "Молодая гвардия", 1923, № 3) К. строит наивную социологию любви предшествующих общественных формаций, в итоге устанавливая "пролетарскую мораль" в виде "любви-товарищества", полигамного по форме (исходя из "многогранности духа" и "многострунности души"). По существу этические теории К. ничего общего с пролетарской моралью не имеют. Эту же теорию "новых" форм любовного союза К. пытается провести в своих беллетристических произведениях.

Как художник К. интереса не представляет. Произведения ее являются скорее публицистическими трактатами. Манера письма К. отличается сентиментальностью, пристрастием к мелодраматическим эффектам и пр.

В 1925 К. выпустила отрывки из дневника 1914, где в форме очерков дана картина жизни германской социал-демократии в первые месяцы войны. Кроме того Коллонтай издала сборник литературно-критических, полупублицистических очерков "Новая мораль и рабочий класс" , где популяризирует произведения европейской литературы, разрабатывающие тип "холостой женщины", отстаивающей свое право на свободу чувства.

Библиография: I. Письма к трудящейся молодежи. Письмо 3-е, О "Драконе и Белой птице", "Молодая гвардия", 1923, № 2 (об А. Ахматовой). Там же (1922-1923) и др. статьи К. по вопросам морали; Любовь пчел трудовых, Из серии рассказов "Революция чувств и революция нравов", Гиз, М. - Л., 1923; Большая любовь, Повесть, Гиз, М. - Л., 1927; Сестры, Рассказы, Гиз, М. - Л., 1927; Василиса Малыгина, Повесть, Гиз, М. - Л., 1927.

II. Автобиографический очерк, "Пролетарская революция", 1921, № 3; Ср. автобиографию в Энциклопедическом словаре Гранат, т. ХІД, ч. 1; Виноградская П., Вопросы морали, пола, быта и т. Коллонтай, "Красная новь", 1923, № 6 (16); Буднев Финоген, Половая революция, "На посту", 1924, № 1 (4) - отзыв о сб. "Любовь пчел трудовых"; Лелевич Г., Анна Ахматова. (Беглые заметки), "На посту", 1923, № 2-3 (по поводу ст. К. об А. Ахматовой).

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т. I, Гиз, М., 1928; Писатели современной эпохи, под ред. Б. П. Козьмина, т. І, ГАХН, М., 1928.

{Лит. энц.}


Большая биографическая энциклопедия . 2009 .

  • Большой Энциклопедический словарь

Коллонтай личная жизнь. Александра Коллонтай. Дипломат и секс-символ революции.

1944 - 1945
Глава правительства: Сталин, Иосиф Виссарионович
Предшественник: первая в должности
Преемник: Чернышёв, Илья Семёнович
1930 - 1944
Глава правительства: Сталин, Иосиф Виссарионович
Предшественник: Копп, Виктор Леонтьевич
18 августа 1924 - 4 марта 1926, 25 октября 1927 - 20 июля 1930
Глава правительства: Ленин, Владимир Ильич
Предшественник: первая в должности, Макар, Александр Михайлович
Преемник: Макар, Александр Михайлович, Бекзадян, Александр Артемьевич
с 10 марта до 18 августа 1924 г. - поверенная в делах СССР в Норвегии
17 сентября 1926 - 25 октября 1927
Глава правительства: Сталин, Иосиф Виссарионович
Предшественник: Пестковский, Станислав Станиславович
Преемник: разрыв дипломатических отношений
Народный комиссар государственного призрения РСФСР
29 октября (11 ноября) 1917 - 23 февраля 1918
Глава правительства: Владимир Ильич Ленин
Предшественник: должность учреждена;
как министр Временного правительства -
Николай Михайлович Кишкин
Преемник: Александр Николаевич Винокуров
Рождение: 19 (31) марта 1872 ({{padleft:1872|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:31|2|0}} )
Санкт-Петербург,
Российская империя
Смерть: 9 марта 1952 ({{padleft:1952|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:9|2|0}} ) (79 лет)
Москва, СССР
Место погребения: Новодевичье кладбище
Награды:
КАТЕГОРИИ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

© 2019 «aps-mirny.ru» — Законодательство. Торговля. Законодательство. Общественное питание. Промышленность. Финансы